Храм во имя иконы Божией Матери "Знамение"

Великоустюгская и Тотемская епархия Русская Православная Церковь (Московский патриархат) д. Березовая Слободка, Нюксенский район, Вологодская область

История деревни

вид на деревню Березовая слободка с церкви

Деревня Березовая слободка (Нюксенский район, Вологодская область) стоит на высоком берегу воспетой поэтом Николаем Рубцовым реки Сухоны. Как здесь говорят, на угоре, при впадении в Сухону речки Уфтюги. Селению этому уже 492 года, хотя первые люди в этих местах начали жить еще в в 3-м тысячелетии до нашей эры. (Таким периодом датируются обнаруженные около деревни стоянки древних людей.)

Фино-угры, новгородцы и суздальцы

На землях этих до 9 века жили только фино-угорские племена. От них до сих пор сохранились названия деревень и рек (Нюксеница, Уфтюга, Сученьга  и пр.). В 13 веке сюда начали проникать славяне из новгородских и ростово-суздальских земель. Как пишет в своих работах исследователь А.Н. Башенькин, «славяне заселяли северо-восточный регион, так как имелось в наличии обширное свободное пространство для пашенного земледелия и возможность ведения охотничье — промыслового хозяйства, продукция которого имела большой спрос у славян. Славяне селились либо обособленно, либо совместно с финно-угорскими племенами. Они осваивали удобные для земледелия и скотоводства речные долины, не занятые аборигенами».
Видимо приглянулся берег Сухоны пришельцам из других краёв, нашим предкам. Да, и как иначе: высокий, красивый угор, с двух сторон несут свои воды две красавицы реки: огромная и широкая река Сухона, и, то тихая, то бурная словно горная река, красавица Уфтюга.
Как пишут исследователи наших мест, за берега Сухоны и впадающих в нее рек у новгородцев с суздальцами  шла долгая глухая борьба. В итоге с большим трудом  суздальцы пробились на Сухону и отодвинули новгородцев на водораздел Сухона-Вага, переведя этим самым Вологду, Тотьму и Устюг в сферу своего влияния (позднее — под московскую власть).

Первое упоминание  Березовой слободки — 1523 год.

Местный библиотекарь, Мозжелина Валентина Дементьевна, нашла самое раннее упоминание о деревне Березовая слободка в Писцовой книге Тотемского уезда за 1523 год. В ней говорится, что поселение состояло из одного посада и жили в нем Андреевы, Булатовы, Бурковы, Каёвы, Мозжелины. В книге указывается, что первое поселение было сожжено купцами в наказание за грабежи судов – жителями этого селения. Крестьянам пришлось восстанавливать деревню заново. И второе упоминание о деревне мы находим уже в 1619 году в дозорной книге Тотемского уезда.

Первое название поселения звучало как Березов Наволок. В писцовой книге волости Уфтюга за 1623 год записано следующее: «Дана на льготу десяти беспашенным бобылям на 6 лет, и лес черной и молодой сеч и розчищать, и пашни роспахать, и сено косить, и 10 дворов поставить». В Писцовой книге за 1678 год Тотемского уезда упоминается уже деревня Слобода Берёзова.

Сложно сейчас сказать, почему деревня названа Березовой. Может быть, один из бобылей, которым были отданы земли, носил прозвище Береза, может быть, здесь находился березовый лес. В середине 19 века деревня уже имеет статус села и именуется в документах еще и как Знаменско-Слободская по названию церкви в честь иконы Божьей Матери «Знамение», построенной здесь в 1770 году.

Сохранились в архиве Вологды клировые ведомости храма, из которых можно много узнать о деревне и ее жителях.

Березовая слободка до революции

Михаил Минцифеевич Мозжелин из деревни  Березовая слободка

Патриархальная Русь. Как и по всей России жила русская деревня заветами предков и трудами. В будни трудились в поле, в лесу, по хозяйству, в  праздники и  с вечера субботы спешили в храм иконы Божией Матери «Знамение», что поставили на высоком угоре у впадения Уфтюги в Сухону в 18 веке. Молодых парней призывали на военную службу, многие попадали в моряки, кто в пехоту. Служили и сражались за веру, царя, отечество. (На фото Михаил Минцифеевич Мозжелин (сидит справа) со своими друзьями-сослуживцами, снимок сделан в Ярославле примерно в 1916 году.)

В деревне при храме в 1862 году на средства прихожан из Слободки и деревень Кузовская и Крысиха   была создана церковно-приходская школа. Каждый взрослый мужчина должен был вносить на ее содержание 6 копеек, также помогало Стефано-Прокопьевское братство. С 1914 года попечителем школы стал велигоустюжский мещанин Шарыпов Николай Митрофанович.   Обучались в школе сначала только мальчики, но со временем стали принимать и девочек. Мальчики по окончании школы могли  занимать должности волостных и сельских писарей.

Каждый урок, какому бы предмету он не был посвящен, в церковно-приходских школах начинался пением или чтением молитвы «Царю небесный» и оканчивался пением или чтением другой молитвы – «Достойно есть». Так было и здесь. Изучали в школе Закон Божий (он включал в себя изучение молитв, священной истории, объяснение богослужения, краткий катехизис), церковное пение, чтение, арифметику.

Перед революцией в школе преподавал  28-летний батюшка – отец Геннадий  (Соболев) (1889 г.р.). С января 1917 года вместе с ним в приходскую школу пришла также новая учительница – Евстолия Ивановна Ивановская, дочь священника. В 1900-м году она выпустилась из приютского духовного училища при Вологодском Успенском женском монастыре, потом кончила курсы В.-Устюгского епархиального женского училища. На 1 января 1918 года в школе было 17 девочек и 22 мальчика. Школа проработала вплоть до 30-х годов, когда закрылся храм.

СССР, раскулачивание, колхоз «Ударник сплава»

В 1917 году произошел захват власти большевиками. Как это примерно было, мы могли наблюдать на примере событий на Украине (Майдан 2014 года).  За этим последовала Гражданская война. Крестьянство в массе сначала было настроено против смены власти, потом на какое-то время большевикам удалось задобрить крестьян раздачей земель. Но к 1918 году недовольство действиями власти по всей стране начало набирать обороты и в декабре 1918 года восстания охватили 8 волостей Вологодской губернии. Самым крупным было в Шексне. Но переломить ситуацию не удалось, большевики утвердились и стали насаждать свои формы жизни.

В 1927 году была объявлена коллективизация. Крепких русских крестьян, неутомимых тружеников, закаленных нелегкими условиями севера, стали раскулачивать и загонять в коммуны, колхозы. Если думать, что все счастливо бросились в ступать в колхозы- значит глубоко ошибаться.  Вот выдержки из Секретной сводки характерных выступлений крестьян ОГПУ и Вологодского Губкома: «Лодыри и беднота не дают покою труженикам, организуют колхозы – отбирают лучшие земли, а ты хоть пропадай. Доведут нас, кажется, эти колхозы до того, что станем отравлять их стрихнином и в один год порешим всех колхозников, чтобы не мучили нас» (Огибаловская волость, Кадниковский уезд). «Вот что, ребята, долго ли мы будем подчиняться пролетариям. Я так давно думаю. Надо нам организоваться и выбросить всех пролетариев к черту, тогда будет хорошо, сегодня пойдем найдем вина и напьемся, хотя век не открывайте лавки. К такой матери всех УИКов и Прокуроров» (разговор плотников, строящих Трофимовскую волостную избу-читальню Тотемского уезда). Конечно же, такие разговоры были и среди крестьян Березовой слободки. Шутка ли, всегда свободолюбивые крестьяне, жили своим трудом, из поколения в поколение вели крепкое хозяйство своими семьями, а теперь коллективизация, и ты должен уравняться с бездельниками и лодырями. Почему пошло слово «кулак» относительно определенных людей? Потому что они спали на кулаке, рука от работы не разжималась, и были крепкими хозяйственниками.

В Березовой слободке был создан колхоз «Ударник сплава» (конец 1930-го — начало 1931-го). Всех, кто протестовал, так называемых кулаков, в один день с семьями погрузили на повозы и увезли в неизвестном направлении.

Жертвами политических репрессий стали (пока удалось найти только эти сведения): Бурков Иван Васильевич, 1895 г.р Бурков Николай Иванович, 1929 г.р.  Данные о репрессированных (раскулаченных) крестьянах Нюксенского района можно посмотреть, перейдя по ссылке.

Остальные жители начали жить по новым правилам. Терпелив русский народ, смирился. Сначала все делали вручную, ближе к 40-м в колхозе появились первые газогенераторные тракторы, был запущен свой лесопильный завод, столярная мастерская,  кузница, была  привезена сложная молотилка. Также построили первый в районе сельский клуб,  в  него же переехала и колхозная контора. Молодежь, теперь собиралась здесь, до этого приходилось просить одиноких бабушек в деревне пустить собраться на вечёры.

До войны председателем колхоза был Прокопьев Михаил Ефимович был неугомонный труженик, грамотный руководитель работал не покладая рук, а помогали ему коллеги  счетовод Белозёров Иннокентий Иванович и заведующий молочно-товарной фермой Чежин Ион Семёнович (на фото ниже).

Жители Березовой слободки Чежины, Бурковы, Андреевы, Коптяевы, Забахтурины, Каёвы, Мозжелины, Безозёровы, Упадышева, Сысоева
Молодежь деревни Березовая слободка  до войны

1941-1945 годы. Война

В первые же дни войны из деревни ушло много мужчин. В том числе и председатель Прокопьев Михаил Ефимович (он погиб через 2 года под Воронежем в звании старшего сержанта 111 стрелковой дивизии). На посту его сменил  Мозжелин Александр Семёнович****. Первые группы везли на баржу в Вологду. Оттуда всех прибывших переправляли в военный лагерь в Кущубе (там в частности формировалась 286 сд). Оттуда наши земляки направлялись на разные фронта войны: под Воронеж, под Ленинград, подо Ржев. А женщины  и старики, оставшиеся в деревне, работали под девизом «Все на фронт».

Вот что пишет об этом Мозжелина В.Д.: «В эти военные годы работать было очень тяжело, да ещё когда почти все мужчины ушли на войну, остались только женщины, беспомощные старики, да дети той военной поры. Но жить надо, надо работать, да не только работать сейчас для колхоза, а нужно оказывать помощь фронту. Но работать нашему председателю долго не пришлось, так как в 1942 году его призывают на фронт. А как же иначе. Ведь из нашей округи ушли на защиту Родины более 150 человек. 1942 год. Что делать, нужно, чтоб кто-то руководил колхозом, а мужчин нет. Тогда председательское кресло пришлось занять молодой, энергичной девушке Бурковой Марие Никоноровне /тётя Тамары Холодович, сестра Павла Никоноровича, Лидии и Анны/. И работала она с 1942 года по 1944г. Нам, потомкам, живущим в мирное время, даже представить трудно, как жили и работали в те страшные годы наши матери, бабушки и дедушки. Пахали и боронили на лошадях, бывало и сами впрягались в плуг или борону; сеяли, вручную разбрасывали зерно в поле; заготавливали корма для скота. А дети помогали родителям – полуголодные, полураздетые. Одно было в радость – для самых маленьких были открыты ясли и детский сад. Трудились: выкладываясь и выворачиваясь можно сказать на изнанку,порой не доедали и не досыпали, да и что было кушать – ржаные лепешки с опилками и клевером пополам, пистики /такое растение собирали на пахоте/, мерзлую, гнилую, сладкую картошку. Пылал над деревней багровый закат, после тяжёлого, трудового дня^ собирались на угоре женщины, обсуждали свои проблемы, делились горем и радостью, читали письма, оплакивали похоронки, пели частушки на военную тему, о дролечке, о проклятой войне. Только не понятно было малышам, то ли они пели, то ли плакали. И не было в них того довоенного задора и весёлости.

Неужели это будет, неужели я дождусь.

Хлеба досыта наемся, чаю с сахаром напьюсь.

Или

Девушки война, война идёт аж, до Урала.

Девушки весна, весна, а молодость пропала.

А проклятой войне не видно конца. Приходят похоронки, приезжают первые искалеченные войной мужчины. Сколько же детей – сирот, сколько солдатских вдов оставила война? Как всё это пережили наши родители – голод, холод и нищету, знают только они. Кто нам ответит сейчас на этот вопрос? Ведь уже почти не осталось очевидцев трудных и горьких лет. Ответят только их дети. Которые были в те годы детьми. А сейчас и сами уже бабушки и дедушки. Они видели родителей измученными, высушенными, у которых остались кожа, да кости».

В 1943-м в деревню начинают возвращаться искачеленyые мужчин, инвалиды. Руководство колхозом поручили  Чежину Василию Макаровичу (в этой должности он проработал до 1948 года). С ним и дожили колхозники до Победы. Этот великий праздник ждали долгих четыре года и дождались. Но не все матери и жёны встретили своих сыновей и мужей. Половина из них не вернулись с полей сражений. Оставшихся в живых односельчан, с большой радостью встречали в деревне. Как бы ни была тяжела и трудна военная пора, и как велика радость для всех – Победа. Тяжело было залечивать раны войны, но люди всё перетерпели. А за праздником снова будни с потом и слезами. Сейчас надо работать не только за себя, но и за тех, кто не вернулся с войны. Дети военной поры взрослели быстро. На их плечи легли заботы о делах колхоза. Колхозники боролись с разрухой, неурожаем, который постиг наши сёла и деревни в 47 – 48 годах. Заметно уменьшается население. Зерновых убрано меньше, техника не справляется, сыро, убирают вручную. А как прокормить скотину: коров, лошадей, свиней, овец, кур, да и пчёлосемьи (33 семьи). Трудоспособного населения всего -133 человека. Работали от рассвета до заката, не покладая рук. Как вспоминают женщины, у них руки немели от работы и спины не разгибались.

Это сейчас колхозные поля зарастают, а в коровниках стоят десятки коров. После войны, в 50-х годах было иначе.  Посевная площадь 442 га, озимая рожь – 130га, пшеница – 50га, овёс – 103га, горох – 27га, лён – 57га, картофель – 16га, корнеплоды – 6га, капуста – 1га, огурцы – 16 соток, лук – 32 сотки.  Естественных сенокосов было только 45 га.

Начиналась деревня с Подугорья
Сегодня фактически все дома деревни Березовая слободка  стоят на высоком угоре над Сухоной, но начиналась она с подугорья. Именно здесь на низком берегу реки Сухоны строились первые дома и рядом с ними ставили бани, создавали огороды. По мере роста деревни свободного места в Подугорье становилось мало и желающим ставить новые дома уже пришлось перебираться на гору, стали вырубать лес, готовились новые места для новостроек. Постепенно количество домов там увеличивалось и появились две новые улицы: Посад и Задворье. Зачастую кто-то из приезжих спрашивает: мил человек, где мне найти (называет имя или прозвище). Так ему и отвечали да вон там, на Задворье второй дом его и будет, или, а вон туда дома два пройди, так тут на Посаде и живёт.
В конце 40-х -начале 50-х годов XX века  всем жителям Подугорья пришлось съехать со своих насиженных мест на более высокие улицы. По решению правительства, уровень Сухоны должен был подняться, так как  внизу по реке,  около деревни Опоки Велико–Устюгского района, заключенные строили плотину. Но оказались все хлопоты бесполезными и напрасными, своенравная Сухона прорвала плотину, разнесла её по берегам. Уровень реки не поднялся, но Подугорья, на котором радовались и жили не один век наши предки, практически не стало существовать. Все дома вывезли наверх, сейчас там сохранился только один старый дом. Вы можете прочесть воспоминание Мозжелинов В.Д. о том, чьи дома стояли в Подугорье.

В 1951 году в деревне появилось электричества. Произошло это после запуска Нюксенской электростанции. В период с 1968-го по 1980-й  годы стараниями председателя колхоза Прокопьева Виталия Михайловича в деревне провели водопровод. Были построены медпункт, дом культуры, магазин, почта, здания детского сада, начальной школы.

До перестройки деревня жила полной жизнью. Колхоз был большой, а это значит, что для жителей деревни всегда была работа. К 1990 году поголовье крупного рогатого скота составляло  883 головы, в том числе 300 коров.  Площадь пашни составляла-1 422 га, у колхоза было 28 тракторов, 14 грузовых машин. Число работающих — 149 человек. И вот наступила перестройка, в результате которой практически сошла на нет работа колхоза. В 2000-м году количество сотрудников сократилось до 46 человек. Количество коров уменьшилось до 132, а потом стало и того меньше.

 

Березовая слободка зимой

Березовая слободка _зимой2

Вот как вспоминает свои детские годы в Подугорье Валентина Дементьевна Мозжелина: «Вниз к реке и до дома Шавкуновой Валентины всегда была большая гора опилок, где и любили играть дети в войнушку, прятки, а девочки строили домики для кукол. Большие мягкие диваны и кроватки, столы и стулья из опилок. Обидно было, когда ребята прибегали и ногами все растаптывали. За пилорамой находился колхозный огород, где выращивали огурцы, капусту и другие овощи. Долгие годы здесь оставались срубы и ямы от парников, а теперь здесь частные огороды. А вдоль спуска от Прокопьева Михаила Алексеевича до самого угора над рекой стояли как по струнке в один ряд бани хозяев с посада. Первая сразу за огородом и была баня Прокопьевой Настасьи …. Следующая Гладконогих Клавдии Николаевны /бабушка Валентины Дементьевны/ я ещё успела в этой бане помыться, но она уже топилась не по-черному. Ниже стояла баня соседей Каёвых Екатерины Фёдоровны /козлёнкова/. Я помню, как совсем еще маленькие вместе с бабушкой ходили на реку по воду. Чуть позже через дорогу от дома Герасимовских была построена конюшня сплавной». Сейчас деревня меняется – строится новая Слободка на месте колхозных полей, и молодому поколению трудно представить, что когда–то здесь было всё иначе.

Сколько людей живет в деревне
Жизнь в деревне продолжается, строятся новые дома. А жителей в деревне не прибавляется, наоборот, с каждым годом становится всё меньше и меньше. Взять хотя бы для примера по домовой книге: в 1899 году население деревень в нашей округе съехавшихся в последние годы в одну составляло 557 жителей и насчитывалось 87 дворов. А в 1913 году 656 человек и уже было 115 дворов.

На 1 января 2010 года — 148 домов, а жителей – по домовой книге поселения – всего 407 вместе с /временными/, а чисто проживающих -371 житель. До 6 лет — 14 девочек и 15 мальчиков, от 7 до 14 лет – 13 девочек и19 мальчиков, до 17 лет -12 девочек и 9 мальчиков.

Раньше семьи были большие. В семьях было по 5-8 и даже 11 детей. А теперь большая редкость, когда в семье 5–6 детей, в основном 1–2, в некоторых 3 ребёнка. Даже в такие трудные годы как 1941 – 1945 в школе обучалось 80 детей, а сейчас 15 не насчитать. Но мы надеемся, что наша деревня возьмёт своё и выйдем по численности населения на прежний уровень. Не только будут строиться новые дома, а и число жителей увеличится.

*Андреев Иван Захарович — отец Марии Ивановны Булыгиной-Рожиной, дед Василечко Татьяны Анатольевны.

** Андреев Андрей Яковлевич — отец Андреева Петра Андреевича, сейчас их дом продан, а семья Петра Андреевича уехали в Бабаево, а в их доме живёт семья Теребова Николая Николаевича.

*** Прокопьев Михаил Ефимович (1904- 05.02. 1943), отец Виталия Михайловича Прокопьева, Галины  (в замужестве Гладконогой), Фаины (в замужестве Андреевой), дед Мозжелиной Валентины Дементьевны.
Погиб во время ВОВ в Воронежской обл., под. д. Лозной.

**** Мозжелин Александр Семенович -  муж Марии Семёновны Мозжелиной, отец Мозжелиной Валентины  Александровны, дед Сергея  Юрьевича, Николая и Александра Мозжелиных, прадедушка Люды, Саши, Коли, Насти, Кирюши Мозжелиных и уже прапрадед Карины, Руслана, Артема.

Полезная литература
1. Колесников П.А. «Северная Русь». В книге профессора П.А. Колесникова опубликованы материалы писцовых книг 1623–1626 годов со списками всех деревень и пустошей Тотемского уезда первой четверти 17 века, а так же земельных угодий, волостей, которые входят в Нюксенский район.
2. Кузнецов А.В. Сухона от устья до устья. Топонимический словарь-путеводитель. — Вологда: Ардвисура, 1994.

 Автор текста: М.А. Уланова

Материал составлен на основе статей Валентины Дементьевны Мозжелиной. Также ей любезно предоставлены фотографии
В настоящее время продолжается работа по сбору материалов для подготовки публикации об истории деревня Березовая слободка
. 27.11.2015